Роль и место малого производственного бизнеса

РОЛЬ И МЕСТО МАЛОГО ПРОИЗВОДСТВЕННОГО БИЗНЕСА В ИННОВАЦИОННО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ЭКОНОМИКЕ СТРАНЫ

Малый бизнес правительством страны воспринимается исключительно в сфере «купил-перепродал» или как услуги потребительского плана (обучение, сертификация, правовая защита и т.п.). Многочисленные исследования, статьи и комментарии «специалистов» по малому предпринимательству рассматривают этот вид деятельности как некую бесформенную массу без градации по видам деятельности и важности решаемых задач. А между тем, строительство и пуск инновационно-ориентированного промышленного предприятия и открытие магазина предопределяет абсолютно разные проблемы и достигаемый социально-экономический эффект.

Сложная политическая и экономическая ситуация в мире потребовала интенсифицировать поиск путей опережающего развития производственно-технического потенциала страны, как гаранта стабильности социально-политического климата страны и ее экономической безопасности. В первую очередь рассматриваются направления наукоемких и инновационных видов производства в передовых отраслях реального сектора экономики, например таких, как ВПК, авиация/космос, информационно-коммуникационные технологии, нефтегазовый сектор и т.п.

К сожалению, в реализации стратегических задач качественной модернизации отечественной производственно-технической базы выпал важнейший «винтик» рыночной экономики – малый производственный бизнес, который ни в одной из целевых программ не рассматривается как существенный потенциал инновационного развития. Об этом говорят как достигнутые «результаты» многолетней перестройки, так и статистика: в большинстве развитых стран доля малого и среднего бизнеса в промышленном секторе экономики достигает 60-80%, у нас – 2-5%.

А между тем, в малом бизнесе работают квалифицированные кадры, обладающие организационными способностями, практической смекалкой и не пасующие перед возникающими трудностями и проблемами. В чем заключаются невостребованные на сегодня преимущества малого производственного бизнеса перед традиционной системой организации производства:

- чрезвычайная гибкость производства, чутье и быстрота реагирования на запросы рынка;

- оперативное внедрение в работу инновационных технических решений и новых видов изделий, доведение идей до товарной реализации без излишней волокиты и бюрократических проволочек;

- независимость в принятии стратегических решений от волюнтаристских и непрофессиональных указаний административно-чиновничьего аппарата в угоду ежеминутной конъюнктурной выгоде;

- малые капитальные затраты на НИОКР, организацию производства, логистику и пр., а следовательно, низкая себестоимость выпускаемой продукции;

«Недостатки» малых предприятий являются следствием их достоинств, а именно:

- главное – это сложность администрирования и управления разношерстной и свободолюбивой общностью талантливых людей, не признающих «авторитетов» особенно из числа чиновников разного уровня желающих «порулить» всем и вся;

- узкий ассортимент и небольшой (в масштабах страны) объем товарной продукции;

- уязвимость бизнеса от различных не производственных факторов, главным образом от произвола криминально-бюрократического «бомонда».

Основными факторами, определяющими эффективность работы малых производственных предприятий, являются:

- отношения с государственными органами в той или иной степени имеющими влияние на производственный сектор экономики;

- юридическая защищенность бизнеса;

- инновационность и защита интеллектуальной собственности;

- финансирование деятельности;

- взаимоотношения с крупными промышленными предприятиями.

Рассмотрим состояние дел в вышеперечисленных чувствительных областях производственно-хозяйственных отношений.

Административно-хозяйственными органами высшего уровня проблемы развития малого производственного сектора не рассматриваются вообще: не тот уровень задач и возможностей в масштабах страны, чтобы «снисходить» до них! Популистские заявления высших лиц о необходимости всестороннего развития производства и производительных сил носят дежурный, не обязывающий ни к чему характер.

Государственные целевые и нецелевые программы развития не предусматривают участие в них малого бизнеса. Они ставят конечную цель и определенные ориентиры развития отдельных отраслей производства, не конкретизируя формат участия в них различных производственных структур. Естественно, что выделенные на реализацию программ бюджетные и инвестиционные средства делят топ-менеджеры «высшего» управленческого звена на «тендерах», коррумпированность которых ясна каждому здравомыслящему индивиду.

Бурная, псевдо-инновационная деятельность чиновников направлена на структурные преобразования НИИ в технопарки, технопарки в свободные экономические зоны, «зоны» в кластеры и т.д. Работа бьет ключем, а результат один – «вы господа как не садитесь, все…». Никто не может объяснить, зачем нужно всех сажать в один «сарай», если современные средства коммуникации позволяют в случае необходимости, связаться со всем миром? Понятно, что на подобные «преобразования» тратятся огромные средства, уже нашедшие своих «хозяев». А отсутствие результата всегда можно объяснить «сложностью» решаемых проблем. Пример – «не потопляемый НАНО».

Более чем 25-летний опыт работы в малом производственном бизнесе позволяет сделать определенные выводы и обобщить опыт общения с государственными структурами различного уровня. К сожалению, ничего обнадеживающего от общения с этой частью ректората сказать не могу. За время работы в рассматриваемой отрасли производства мы многократно обращались в соответствующие гос. органы (вкл. т.н. «омбутсменов»), но в лучшем случае нас «успокаивали» отписками, либо показательно наказывали: санэпидстанция, МЧС, прокуратура, налоговая, и пр., пр.

Жизненно важен вопрос о необходимости присутствия и роли в защите интересов участников производственно-хозяйственной деятельности малых предприятий различных отраслевых союзов, ассоциаций и прочих неюридических формирований. На основании личного опыта общения и работы в союзах областного и республиканского уровня у меня сложилось устойчивое мнение, что это некие корпоративные структуры, «тусовки», решающие узколичные задачи , типа распределения бюджетных средств между «своими», а также, это своеобразный трамплин для допуска в верхние эшелоны власти, опять же для административного продвижения личных интересов. «Общественная» работа большинства «союзов» сведена к организации пустопорожних конференций, заседаний по рассмотрению невыполнимых программ, планов, обещаний и организации платных зарубежных «гастролей». Подобная деятельность ничего общего не имеет с решением реальных проблем бизнеса.

О финансировании деятельности малых и средних предприятий через подачки, именуемыми грантами, конкурсами, тендерами и т.д., следует сказать особо, поскольку этот путь преподносится как панацея в условиях рыночной экономики.

Первый вопрос, который выкристаллизовался в процессе даром потраченного времени на составление бизнес-планов, графиков реализации и другой макулатуры, риторический: «а судьи кто?» Опыт общения с квази-экспертами позволяет серьезно усомниться в их адекватности, непредвзятости и компетентности. Снобизм «экспертов» не позволяет им вести равный диалог с авторами проектов и рассматривать их доводы и аргументы как серьезную альтернативу собственному мнению подкрепленному уверенностью в защите «государственных» интересов.

Вторая проблема – отсутствие обратной связи. Зачастую участие в конкурсе сводится к составлению пакета бумаг, после получения которого, экспертный совет уходит в «несознанку». Добиться итогов рассмотрения, диалога о путях и способах решения проблемы невозможно, в лучшем случае вместо ответа получишь формальную отписку.

Третий фактор – включение в условия конкурса изначально невыполнимых для предприятий малого бизнеса требований. Наиболее простыми и распространёнными из них являются абсолютно нереальные сроки подачи заявочных материалов и завышенные критерии оценки проектов, оторванные от реальных условий производства. Например, в постановлении Правительства РФ № 972 от 30.10.2013 г. «Правила предоставления субсидий из федерального бюджета…», вводится ограничение по балансу предприятий, претендующих на эти субсидии – не менее 150 млн. руб.! Сколько у нас малых предприятий в стране с таким балансом и зачем имея такой резерв обращаться за «копеечными» субсидиями?

И наконец, четвертый фактор – более чем сомнительная мотивация экспертов, сидящих на неплохом твердом окладе, на добросовестную и непредвзятую оценку представленных проектов.

Безусловно, конкуренция проектов, направленных на решение инновационных задач, необходима. Колоссальное значение этих задач для страны требует от экспертизы высокой ответственности за принимаемые решения. Именно в безответственности и безнаказанности заключена одна из главных причин низкой эффективности отечественного варианта конкурсной системы финансирования. Мало выделить средства, должен быть эффективный контроль и ответственность экспертов за конечные результаты работы. Зачастую, предлагаемых средств хватит на приобретение одного вида оборудования, а производство это совокупность технологических процессов. Отсутствие одного звена делает невозможным реализацию всего проекта. Например, мы более года «доводили» с экспертами венчурного фонда до неких зарубежных стандартов наш коммерческий бизнес-план. Довели, хотя за год ситуация на рынке изменилась. Получили одобрение. Но денег нам не дали, поскольку они кончились у фонда.

Производство предполагает определённую динамику хозяйственных отношений и постоянство или прогнозируемость финансово-экономической ситуации, которые не обеспечиваются финансированием через фонды.

Рассчитывать в своей деятельности на государственные органы местного управления не приходится. Отношения бизнеса с ними неравноправные, неконструктивные, когда просители, как «бедные родственники» надоедают своими просьбами и жалобами, отвлекая от решения важных государственных задач. «Законных» рычагов давления у чиновников любого уровня более чем достаточно, а ведь есть ещё и их корпоративная солидарность. Выработалось устойчивое мнение: чем меньше общаешься с представителями власти, тем лучше и спокойнее – экономишь время, нервы, деньги. Например, наше малое предприятие инновационно-ориентированное, поставляющее свою продукцию во все регионы страны и ближнее зарубежье, уже несколько лет пытается выкупить арендуемое производственное помещение. Сейчас находимся в стадии арбитражного разбирательства с городской администрацией! И конца этому не видно.

Особый интерес представляет вопрос юридической защиты малого бизнеса. По штату в малых компаниях не предусмотрено место юриста, однако действующее законодательство не принимает во внимание фактические возможности различных юридических лиц. Вот и получается, что малому предприятию противостоит отлаженная юридическая машина государственных учреждений и крупных производственных структур. Презумпция виновности, заложенная в постулате «не знание закона не освобождает от ответственности», отбивает охоту что-либо доказывать и защищаться в любой спорной ситуации, поскольку силы явно не равны. Привлекаемый на договорных условиях сторонний адвокат, как правило, совсем не заинтересован портить отношения с коллегами по цеху. Юридическое разбирательство для малого предприятия смерти подобно– это затраты рабочего времени, отвлечение отнюдь не лишних в производственном процессе специалистов на составление различных справок, объяснительных, нервозность в коллективе и прочий негатив, который нередко приводит к банкротству фирмы, из-за невозможности заниматься непосредственной профессиональной деятельностью.

Сейчас модно говорить об инновациях, импортозамещении, о необходимости новых НИР по стратегическим направлениям развития, но мало кто задумывается о проблемах правовой защиты результатов такой деятельности. А нет защиты, какой смысл «напрягаться»? Менеджеры разных уровней упражняются в остроумии на тему отсталости страны в разработке новых видов изделий и передовых технологий, но «палец о палец» не ударят для выработки эффективных мер защиты интеллектуальной собственности. Наш премьер, будучи в должности Президента, вообще упразднил мало что дающее, кроме морального удовлетворения, звание «Заслуженный изобретатель». Заслуженные работники госслужбы стране нужны, а изобретатели не нужны!? Сейчас, как мантру, при каждом удобном случае повторяют: «инновации, инновации», а что реально делается по таким направлениям, как:

- юридическая защита результатов инновационной деятельности;

- поощрение и стимулирование подобной деятельности;

- финансирование инновационной деятельности, чтобы идея воплотилась в нечто реально осязаемое;

- помощь в организации производства и внедрения новаций;

- создание в стране условий востребованности новых разработок???

Получить долгосрочные субсидии на развитие малого производственного предприятия под реальные, а не коммерческие проценты, через банковскую систему практически нереально. Государственная политика в области организации производства инновационной продукции малыми предприятиями плодит и кормит кучу «экспертов-специалистов» и прочих «дармоедов», не отвечающих ни за что, не заинтересованных (кроме своих личных интересов) в конечном результате, и при этом лишает реального производителя всяких возможностей прямого финансового сопровождения своей деятельности. Всем реально мыслящим людям понятно, что ,чем меньше посредников между финансами и товаром, тем меньше коррупция, ниже цены, выше морально-этический климат в обществе и порядочность производственно-хозяйственных отношений. Денег, проедаемых «специалистами», хватило бы на организацию не одного реального производства, а ответственности и заинтересованности у предпринимателей не меньше, чем у «ответственных товарищей»

Итак, подводя итоги вышесказанному, можно констатировать следующее:

1. Итак, что мы имеем на сегодня:

- поддержки малому производственному бизнесу на государственном уровне – нет;

- доступа к прямому финансированию производственной деятельности через банковскую систему – нет;

- юридической защиты малых предприятий и инновационных технических решений – нет;

- программы участия малых предприятий в реализации стратегических задач инновационного плана, стоящих перед страной – нет.

2. Государству необходимо в корне изменить отношение к малому производственному бизнесу, рассматривая его в качестве равноправного партнера и важного фактора разработки, внедрения и производства инновационной продукции для различных отраслей реального сектора экономики. Необходимо на законодательном уровне определить роль и место малого производственного бизнеса в формировании инновационно-ориентированного промышленного сектора экономики страны.

3. Необходимо, наконец, раз и навсегда решить извечные проблемы развития малого бизнеса, а именно:

- прямое долгосрочное финансирование через банки по реальным ставкам с учетом графиков становления производства;

- юридическая защита бизнеса, в том числе ее главнейшей инновационной составляющей;

- снизить бюрократическую нагрузку на бизнес от различных контролирующих, проверяющих, разрешающих и пр. гос. структур и ведомственных организаций.

4. Наиболее перспективными направлениями развития малых производственных структур следует считать:

- научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в области новых материалов, технологий и видов изделий;

- организация опытно-промышленного производства новых видов изделий, после отработки которых – возможность их передачи для тиражирования на крупные промышленные предприятия;

- специализированное производство отдельных видов комплектующих для крупных промышленных предприятий, а также специальных видов продукции (метизы, учебное и специальное технологическое оборудование, инструмент и пр.);

- перспективные исследования и эксперименты, лаборатории и инженерные центры;

- добыча и переработка не рентабельных для крупных компаний месторождений полезных ископаемых

В заключение следует сказать, что малый производственный бизнес имеет свою специфическую область деятельности, свои средства достижения конечного результата и является важнейшим связывающим звеном между реальными потребностями и перспективными планами развития, которые как показывает практика, зачастую так и остаются нереализованной фантазией их составителей.

Генеральный директор ООО СКБ «Мысль», к.т.н. Холодников Ю.В.

22.11.2016 г.